Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Esfahan

Некороткая память

Мне очень трудно вспомнить, что я делал в прошлом году 7-го августа. Или в позапрошлом году. Или 10 лет назад. Но я точно могу сказать, что лет 30 назад с раннего-раннего утра я сидел на пороге дома моих дедушки и бабушки в ассирийском Арзни и ждал, когда же мой дед вернется с покупкой. Покупка 7-го числа августа с первого года переселения моих дедушки и бабушки в чужую для них ассирийскую деревню была одна и та жа: дед в 4 часа утра просыпался, уходил в горы к курдам и возвращался с ягненком. Делалось это ровно за 3 недели до 28-го августа – дня Богородицы ассирийцев, когда все местные жители делали жертвоприношение. Дед тоже делал жертвоприношение в знак уважения к местным традициям. А скорее, в знак уважения не к традициям, а к людям, в деревне которых он жил. Именно в «их» деревне, несмотря на то, что деревня находилась в Армении.

Сегодня это звучит немного странно, но дед – старый армянин 1897-го года рождения, родом из глубоко традиционалистской горисской деревни – мыслил не в категориях национализма или патриотизма (уверен, что ему эти слова были не знакомы), а относился к миру и к жизни более просто, а значит – честно. Дом принадлежит тому, кто его построил и кто в нем живет, а не тому, кто его считает своим из национальных, географических или политических соображений. Так же он и относился к Арзни – ассирийской деревне, застрявшей между Персией, откуда ассирийцы переехали в Арзни в 1829-м году и Россией – куда они в основном переехали из Арзни после 1988-го года.

Так вот, лет 30 тому назад я точно ждал своего деда с покупкой. Я не помню, что я ощущал, когда резали ягненка 28-го августа, но все предшествующие 28-му августа 3 недели я возился с животным, разговаривал с ним, объяснял, как себя надо вести в саду.
Однако был один-единственный год, когда мы купленное животное не зарезали, и случилось это вот как.
Как и каждый год дед 7-го августа вернулся с ягненком – черного-черного цвета и удивительно красивым. Бабушке сразу же это не понравилось, что она и высказала деду: «На жертвоприношение черного барашка не режут, так не принято».
На что что дед сказал: «Покажи мне решение колхоза, в котором написано, что черного барашка ассирийской Богородице в жертву приносить нельзя!»


Collapse )
Esfahan

Религия и мораль

- Ты знаешь какой вопрос меня сейчас волнует больше всего, Севак?
- Что будет с Сирией?
- Нет, ты что! Я оттуда уехал, и она меня не волнует. Волнует брата, который туда вернулся, но не сама Сирия.
- Так что тебя волнует, Вардан?
- Меня волнует то, что мой сосед решил продать квартиру и переехать в собственный дом. Это значит, что заселится новый человек, с которым придется налаживать отношения. Это так трудно в Ереване. Ночами мне снится, что въедет хам или вор, мерзавец или священник.
- Священник? А почему священник тебя волнует?
- Не сам священник, а его статус. Вот зальет меня, и мне будет стыдно ему нахамить и накричать на него. Его сын ударит моего, я не смогу за это его ударить.
- Что же тебя остановит?
- Ну мы так воспитаны. Священник - Божий человек и с ним надо поддерживать исключительно хорошие отношения.
- Слушай, но ты же католик. Твой возможный сосед, скорее всего, будет православным-армянским. Так что можешь легко войти с ним в конфликт.
- Так это же еще хуже. Ударю его, скажут, что сделал это из-за того, что сам католик и мною движут церковные конфликты... Тупиковая ситуация.
- Слушай, Вардан, шанс того, что твой новый сосед будет священником, равняется 1/20000.
- Но все же шанс есть. И если есть шанс на отрицательный исход, то он точно сработает. Однажды так со мной было.
- Как это? Расскажи.
- Вот где-то лет 20 тому назад ко мне в Алеппо пришел постричься старый араб. Я его постриг, он заплатил, вышел и его тут же арестовали. Оказалось, что он известный фальшивомонетчик и полиция за ним следила аж с турецкой границы. Вот его арестовали, зашли ко мне и забрали деньги, которые он мне заплатил. На следующий день меня взяли в полицию и стали допрашивать, откуда я его знаю и как долго ему помогаю. Я был в шоке. И знаешь, что они мне сказали?
- Что?
- Оказывается, что этот человек, пока доехал из Турции в Алеппо, заночевал в гостинице, зашел в магазин, 3 раза пообедал и в конце пришел ко мне постричься. Везде он заплатил фальшивыми деньгами и только мне заплатил нормальными. А это, как мне сказала полиция, вызывает подозрения, что он меня знал и, может быть, я его сообщник.
- И что в конце?
Collapse )
Esfahan

Чудо

- А давай я тебе расскажу историю из Мешхеда, про моего двоюродного деда.
- Давай.
- Значит, был у меня дед и звали его Али!
- Это точно был твой дед?
- Почему ты спрашиваешь?
- Ну потому что имя Али очень подходит для любого персидского рассказа, очень характерное просто имя, понимаешь?
- Нет, его правда звали Али. Так мне рассказать историю или нет?
- Прости, рассказывай.
- Так вот, мой двоюродный дед Али был известным человеком во всем Мешхеде, и его все знали. Он был известным преступником и держал бойцовскую школу в городе. Ты знаешь про школы для грабителей, места, где учат бить и убивать?
- Знаю, но их сейчас в Иране вроде нет больше.
- Посчитаем, что нет... Так вот, мой дед Али сам был грабителем и, может быть, убийцей. Хотя не уверен. Ему платили деньги для того, чтобы он устраивал разбойные нападения и избивал людей. Когда Моссадык пришел к власти, он встал на его сторону, но когда понял, что Моссадык платить не будет, стал монархистом, и вот когда Моссадыка скинули мой дед за деньги монархистов поджег все офисы его партии в Мешхеде. Избил главу партии и его жену.
Collapse )
Esfahan

Всесильный Бог деталей

- Ну а как твой брат, Вардан?
- Плохо, конечно!
- Ну это понятно, еле сбежал из Кесаба. Хорошо, что хоть денег хватило, чтоб добраться до тебя.
- Не поэтому. Ему давно уже плохо.
- Почему же?
- Понимаешь, в молодости он уехал из Кесаба в Бейрут и там начал шить женскую обувь. Очень хорошо зарабатывал, но все время думал про Кесаб и наш дом. И через 15 лет решил вернуться.
- И?
- И, вернувшись, понял, что многое изменилось. Иногда одна единственная деталь может изменить жизнь человека, а брат мой думал, что за 15 лет его отсутствия ничего не должно было измениться. Кто-то уехал, кто-то стал другим, жизнь сама стала другой. И как-то, приехав ко мне в гости в Алеппо, брат сказал: «Кесаб стал мне чужим из-за лет, проведенных в Бейруте, а Бейрут стал моим мучением, так как меня тянет в Кесеб». Моя мама как-то сказала ему: «Твое сердце застряло между городом и домом и покоя ему не видать».
- Я понимаю...
---
Collapse )
Esfahan

Вардан – начало весны

- Друг, и почему тебя не было всю зиму?
- Вардан, я не буду тебя обманывать и говорить, что меня в стране не было, и поэтому я к тебе не ходил стричься. Понимаешь, я тебе каждую зиму повторяю, чтобы ты мою голову после стрижки мыл горячей водой, а ты все равно в конце включаешь холодную. А у меня когда-то лицевой нерв воспалился, я сильно болел, и после каждого твоего мытья у меня голова болит 3 дня.
- Но ты же мне не говорил про нерв!
- Да? Я тебе говорил об этом 10 раз – лицевая нервная симптоматика.
- Да, но я ничего в таких терминах не понимаю, сказал бы просто «нерв», и я бы все понял. А ты, видно, хотел произвести впечатление и показаться заумным человеком, что, без обид, умному человеку не к лицу.
                                           
- Слушай, Вардан, а ты за кого голосовал?
- Я на выборы не ходил.
- А почему не за Раффи, он же из диаспоры?
- Поэтому и не голосовал. Пойми, только такой трудяга, как я, может переехать жить в Армению. Я тут стригу волосы и живу так, как жил бы в Сирии: правда, по сравнению с сегодняшней Сирией я живу в раю. Но никакой нормальный человек, у которого есть американское гражданство и образование, не может переехать в Армению. Сделать это может либо жулик, либо сумашедший. Поэтому я за Раффи и не голосовал.
- Странная логика у тебя.
- Нет, это у моих соседей логика странная. Они такие глупые. Пришли ко мне домой и попросили, чтобя я пошел на выборы и проголосовал за действующего президента. А мне не хочется. Тогда я им сказал: «Я католик». Они понимающе кивнули, попросили прощение и ушли. Они подумали, что «католик» - это как «коммунист» или «террорист» и отстали. Да, у меня к тебе вопрос.
- Какой?
- Почему президент Армении поздравляет с Новрузом езидов, которых тут несколько тысяч, а с католическим Рождеством никого не поздравляет? Нас же тут около 10 процентов.
- Не знаю.
- Вот и я не знаю.
Collapse )
Esfahan

Вардан и философия

Все-таки Вардан не является типичным сирийским армянином: чуткости и дипломатичности в нем намного меньше, чем у иных восточных армян. Вчера, например, он в присутствии своих коллег заявил, что благодарит Бога за то, что не владеет русским: «Иначе я бы понимал все, что они говорят. А так понимаю только половину».

Я Вардана понимаю. Содержание разговоров  его коллег-женщин может вывести из равновесия любого нормального человека:

- Армине едет в Тбилиси, чтобы поправить изуродованный нос. Все-таки какие же мерзавцы наши пластические хирурги. Так разве можно было изуродовать человека?
- Я же ей говорил, что Бабаянц не хирург, а мясник. Слушай, а она точно знает, что в Тбилиси лучше? Ведь Бабаянц тоже из Тбилиси переехал в Ереван.
- Точно лучше. Моя соседка там прооперировала нос и осталась довольна. Я уверен, что Бабаянца из Тбилиси выгнали именно за непрофессионализм. И вообще, как может нормальный человек идти оперировать нос к хирургу, у которого у самого нос как картошка?
- Да? Я его никогда не видела. Наверное, сам знает своих коллег и поэтому им свой нос не доверяет!

Вардан вчера сказал, что ничего хорошего в мире нет и не будет:
- Асада скоро скинут, и армяне из Сирии уедут.
- Ты уверен, что скинут?
- Да, раз евреи и американцы решили, что надо его скидывать, то уже ничего не поможет. Правда Асад про это не знает, а то сам бы ушел, оставив власть генералам.
- А генералы хорошие?
- Да, они к армянам очень хорошо относятся. К алавитам тоже.
- А как к мусульманам?
- А причем тут мусульмане?
- Ну как бы они же в Сирии большинство.

Collapse )
Esfahan

Вардан и иранцы

Зашел к Вардану в пятницу и без звонка. Сеть оператора Билайн вырубилась по всему городу, и я понял, что до Вардана не дозвониться. Он был свободен, сказал, что за весь день я его первый и, как он думает, последний гость. Клиентом он меня не называет, думаю, что он так никого не называет, так как душа у него тонкая и восточная. Восточная – в положительном смысле этого слова. Жаль, что в Армении Восток – дело не очень тонкое и очевидно отрицательное: если Восток, то можно бросить окурок на газон, плеваться на улице и мечтать о доме с позолоченными воротами и любовницах на правах 2-й, 3-й и 4-й жены. У нас не знают, что за вторую женщину, взятую в жены без согласования и разрешения жены основной, в Иране могут зарыть в землю и забить камнями. Дикари, в общем…

Вардан в пятницу раскрыл мне один секрет, который он хранил долго. Он сказал, что кроме арабов, евреев и американцев он еще очень сильно не любит персов. За очень личное. Оказалось, что двоюродный брат Вардана в 1983-м году работал в Ливане инженером в американской компании и его за это иранцы и местные шииты захватили в заложники и удерживали в бейрутском подвале. Они ошибочно решили, что Арам – так зовут брата Вардана – американский шпион.

- Его удерживали целый год. Избивали и допрашивали. И знаешь, что самое ужасное? Его допрашивал перс, который по-арабски не говорил. Задавал моему брату вопросы по-персидски, а он их не понимал. И не отвечал. За это его били. Но кормили неплохо. Говорили, что голодный человек может себя оговорить. Странно, правда? И вскоре Араму дали разговорник персидского и так мой брат за 3 месяца выучил персидский. Он им объяснял: «Я инженер, армянин, католик, я не шпион ЦРУ». Но ему не верили. Говорили, что армянин не может быть католиком, в Иране таких нет. Арам просил арабов объяснить им, что в Ливане и Сирии треть армян католики. И что на это ответили арабы, как ты думаешь?
- Что?
- Они ему сказали: «Бьют тебя, а не нас, так что сам и объясняй»! И как их после этого людьми можно-то считать, а?

Collapse )
Esfahan

Из беседы с моим другом Али

           -        Али, ты же обещал мне рассказать про фармацевта из Решта.

           -        Да, про Арсена Минасяна. История не очень длинная, но тебе точно понравится.

Арсен Минасян был единственным фармацевтом в Реште. Его отец был фармацефтом, и дед был фармацефтом, и семья жила богато. Когда я был мальчишкой, Арсен уже был взрослым человеком. В Реште тогда было трудное время: много было бедных, из деревень со всего Гилана люди переезжали в город за заработком, но большинство ничего и не зарабатывало. А болели и умирали все – молодые и старые, женщины и дети. Арсен Минасян, как его отец и дед, часто давал лекарство в долг, часто лечил бесплатно. У них была долговая книга, в которую они вписывали, кто что должен. Но бедных и голодных было очень много, и никто из них, или почти никто, долги не возвращал.

Арсен выбросил долговую книгу и перестал вести бухгалтерию. Он раздавал, раздавал, раздавал. Ходил по домам бедняков, осматривал их и давал лекарства. Финансовые дела его начали идти очень плохо. Он продал пансионат, который сам открыл за 10 лет до этого, потом продал дом и переехал в маленькую квартиру. Но продолжал бесплатно лечить и раздавать лекарства. Ходил к богатым и просил денег, чтобы лечить бедняков. Когда он полностью разорился и должен был продать свою маленькую кваритиру и оказаться на улице, он умер от сердечного приступа... Я был на его похоронах. Это были самые большие похороны, которые я видел в жизни. Было тысяч 50 людей... Гроб его из квартиры вынесла группа мулл, во главе с аятоллой города. Аятолла снял свой головной убор и положил на гроб Арсена... Это высшая форма уважения. Уважения к праведникам и смертникам за веру. Но уверен, что никогда ни один аятолла этого не делал в отношении христианина. Арсен был первым и единственным... Через день после его похорон, аятолла во время пятничной молитвы сказал: «Арсен Минасян был праведником и умер за всех нас. Мы ему должны». Люди города – богатые и бедные – за считанные дни собрали деньги, выкупили старый большой отцовский дом Арсена и подарили его семье.

-          Али, а почему они этого не сделали при жизни Арсена?

-          Потому что человек по имени Арсен Минасян выбрал себе судьбу праведника. И он должен был умереть как праведник, получающий вознаграждение за свой путь только после смерти!

Esfahan

О геополитике

В последний раз, когда я был у своего парикмахера Вардана, мы с ним поговорили о геополитике. Посередине стрижки он спросил:
- Ты знаешь, эти турки очень быстро размножаются?
- Да.
- Их уже 50 млн.
- Вардан, их уже больше 70 млн.
- Да ты что?! – чуть не крикнул Вардан.
- Да!

Зря я сказал об этом моему парикмахеру. Как патриотично настроенный армянин из сирийской диаспоры он, скорее всего, еще с детства разрабатывал проекты развала Турции. Я почти уверен, что у него был готов план победы над 50 миллионами турок и образования на территории Турции христанского государства. Желательно, католического, так как Вардан – армянин-католик. Уверен, что он неоднократно спорил на этот счет с православным армянином, но остался при своем. А тут я со своими новыми данными.

После моих слов Вардан начал нервничать. Он чуть не отрезал мне ухо. Начал выдыхать все время какие-то непонятные фразы. Брови его нахмурились. Он сосредоточился; не на моих волосах, скорее всего. Все шло хреново.  Вдруг я почему-то добавил:

Collapse )

Esfahan

Вардан и Папа Римский

Мой парикмахер Вардан не просто сирийский армянин. Вардан – беспартийный католик. Он, по его словам, один из редких сирийских армян, которые не поддерживают ни одну из трех традиционных армянских партий. Он утверждает, что жить ему так намного легче «не только в Армении, но и во всех уголках планеты»... хотя кроме Армении и Сирии он всего лишь 2 раза был в Ливане и разок – в Иордании. Правда в последнем он задержался на целый год.

 

Однако Вардан оригинален не только в политическом отношении. У него особенный взгляд на религию. Как-то он мне сказал, что ему не нравится, как православные армяне, армяне-католики и армяне-протестанты друг с другом не ладят в Сирии.

- Если бы мы не ссорились, мы бы стали сильнейшим народом и в Сирии, и в Ливане,  и на Ближнем Востоке. Какая разница, кто в какую церковь ходит в конце концов?

 

После таких редких для ближневосточного армянина толерантных слов я решил сделать Вардана предметом политического почитания. Ну чем он не подходит: ближневосточный армянин, переехавший в Армению; беспартийный; сам католик, но никак не против всех остальных; в Сирию возвращаться не собирается, хочет жить и быть похороненным только в пределах своей исторической родины.

 

Правда, у Вардана есть и минусы. Например, вульгарную управляющую парикмахерской, которая уже целый год рассказывает только о том, как они с мужем мечтают открыть птицефабрику и кормить своих будущих птиц каким-то особенным и только им известным пакистанским химикатом, от которого у них зад будет расти в два раза быстрее и станет в три раза жирнее, Вардан дальновидно называет «добрая мадам». Может, в благодарность за то, что она этого химиката ему в кофе не подсыпает, но все равно неприятно.

 

Кстати, Вардан недавно признался, что «страшно обманул нашу управляющую». Оказалось, что у нее дома завелась моль. Причем завелась она основательно. И вот управляющая приходит к Вардану и говорит:

- Вардан, мне сказали, что в Сирии растет дерево-вонючка, от запаха которого вся моль умирает. Позвони своим родственникам и скажи, чтоб отправили ближайшим же рейсом.

Вардан мог бы позвонить родственникам, если бы сам не был бы из Сирии и не знал бы, что в этой стране никакого дерева-вонючки нет. Но ему было страшно и «грустно отказать хозяйке». И вот вышел после работы, дошел до ближайшего орехового дерева, отрезал несколько веток, принес их домой, обсыпал солью, замочил и спустил в подвал. Через неделю, точно в тот день, когда самолет из Дамаска должен был приземлиться в Ереване, он спустился в подвал и взял ветки:

- Ты не представляешь, мой друг, как они воняли. Мне даже пришлось немного дезодорчиком их обработать. Но ты бы видел, как она обрадовалась. Кстати, ты не поверишь, но от этого запаха эти летучие твари все вымерли! Жаль, что хозяйку пару дней тошнило.

  

Collapse )