August 7th, 2016

Esfahan

Некороткая память

Мне очень трудно вспомнить, что я делал в прошлом году 7-го августа. Или в позапрошлом году. Или 10 лет назад. Но я точно могу сказать, что лет 30 назад с раннего-раннего утра я сидел на пороге дома моих дедушки и бабушки в ассирийском Арзни и ждал, когда же мой дед вернется с покупкой. Покупка 7-го числа августа с первого года переселения моих дедушки и бабушки в чужую для них ассирийскую деревню была одна и та жа: дед в 4 часа утра просыпался, уходил в горы к курдам и возвращался с ягненком. Делалось это ровно за 3 недели до 28-го августа – дня Богородицы ассирийцев, когда все местные жители делали жертвоприношение. Дед тоже делал жертвоприношение в знак уважения к местным традициям. А скорее, в знак уважения не к традициям, а к людям, в деревне которых он жил. Именно в «их» деревне, несмотря на то, что деревня находилась в Армении.

Сегодня это звучит немного странно, но дед – старый армянин 1897-го года рождения, родом из глубоко традиционалистской горисской деревни – мыслил не в категориях национализма или патриотизма (уверен, что ему эти слова были не знакомы), а относился к миру и к жизни более просто, а значит – честно. Дом принадлежит тому, кто его построил и кто в нем живет, а не тому, кто его считает своим из национальных, географических или политических соображений. Так же он и относился к Арзни – ассирийской деревне, застрявшей между Персией, откуда ассирийцы переехали в Арзни в 1829-м году и Россией – куда они в основном переехали из Арзни после 1988-го года.

Так вот, лет 30 тому назад я точно ждал своего деда с покупкой. Я не помню, что я ощущал, когда резали ягненка 28-го августа, но все предшествующие 28-му августа 3 недели я возился с животным, разговаривал с ним, объяснял, как себя надо вести в саду.
Однако был один-единственный год, когда мы купленное животное не зарезали, и случилось это вот как.
Как и каждый год дед 7-го августа вернулся с ягненком – черного-черного цвета и удивительно красивым. Бабушке сразу же это не понравилось, что она и высказала деду: «На жертвоприношение черного барашка не режут, так не принято».
На что что дед сказал: «Покажи мне решение колхоза, в котором написано, что черного барашка ассирийской Богородице в жертву приносить нельзя!»


Collapse )