epistolane (epistolane) wrote,
epistolane
epistolane

Categories:

О несчастье, курении и любви

Несчастье

Очень давно, когда моя мама была еще ребенком, а тетя вовсе не родилась, в Горисе молодой инженер по имени Серго пережил большую трагедию: его жена, которая после долгих лет стараний наконец родила ребенка, скончалась от какой-то инфекции сразу после родов, и Серго остался с новорожденной дочкой на руках. За ребенком стали ухаживать сестра и мама Серго, его соседи и родственники, а сам молодой отец оставил работу и начал чинить дома фотоаппараты, приемники, всякую другую технику и этим зарабатывать на жизнь. Когда девочка начала ходить, жизнь Серго немного наладилась, и он решил снова жениться. Но ничего не получилось: одна не согласилась, другая дала оплеуху дочери Серго, которая нечаяно опрокинула на нее чай, и Серго с ней растался!

Табачная лавка                                     

В Горисе до революции была одна-единственная, но чрезвычайно симпатичная табачная лавка, где продавали табак из разных частей света. Его взвешивали на аптечных весах и ссыпали в маленькие бумажные мешочки. Богатые покупали дорогой табак, другие – средней цены, бедные – дешевый. Мой прадед покупал всякий, так как в разные годы, месяцы и даже недели своей жизни он входил то в одну, то в другую из трех групп по имущественному цензу, чему был очень рад: говорил, что знает жизнь от А до Я и готов ко всяким испытаниям. К сожалению, его опыт пребывания в разных социальных группах не помог ему оправиться от пневмонии, и он скончался сравнительно молодым, не успев увидеть коммунистический рай, который всех должен был сделать равными.

После революции табачная лавка не закрылась, но обеднела: табак в лавке стали продавать одного типа – плохого. Впрочем, выбор у людей все же остался: каждый мог сам решать, какой именно плохой табак он хочет курить: местный, кавказский или обобщенно-советский. Параллельно в ставшей государственной лавке начали продавать зубной порошок. Наверное, в этом заключался какой-то смысл, но мне он не ведом.

Если сравнить историю лавки до и после революции, то придется признать , что неизменным осталось качество только аптечных весов и вечно бойкой продавшицы по имени Марго. Она вела дела лавки до середины 30-х, когда ее арестовали за хищение и посадили на 6 лет. Из тюрьмы она вернулась злая и с хорошим знанием русского мата. Впрочем, в Горисе все матерились и матерятся, но на родной армянский мат «горисского разлива» жители города особо не обижаются. А вот чужеродный мат, который Марго начала использовать, всех обижал: как-то грубо и прямолинейно – несмотря на смысловую близость - он звучал. Марго, которую вскоре начали подозревать в потере рассудка (она стала утверждать, что с ней в тюрьме сидела жена Ленина) уволили и на ее место на работу приняли ее дочь Соню. Соне было лет 30 и она была незамужней, но красивой девушкой, которая «осталась дома» из-за того, что никто не рисковал жениться на дочери заключенной. В нее и влюбился Серго.


Опыт
Когда Серго влюбился в Соню, его дочери было уже 6 лет. За годы одиночества и забот Серго забыл, как надо проявлять свои чувства и как надо ухаживать за девушкой. Как-то набравшись смелости, он пошел поговорить с Соней в ее лавку...

- Знаешь, я хочу с тобой поговорить об одном личном деле, - сказал Серго.

После его слов из-за спины Сони выглянула ее мать Марго и сказала:

- Если ты хочешь на ней жениться, то для тебя у меня дочери нет, паскуда!

Серго выбежал из лавки – обиженный и почти отчаявшийся.

Записки


Серго по-прежнему нравилась Соня, но он решил к ней больше не ходить и встреч с нею избегать. И все же вскоре он придумал способ возобновить связь. Серго написал записку с текстом «Дорогая Соня, пошли мне 100 граммов серого табака. Надеюсь, что у тебя все хорошо» и вручил записку своей дочке, попросив отнести ее в табачную лавку. Так Серго стал односторонне общаться с Соней через свою маленькую дочку, которая пока еще мало что понимала в жизни.

Длилось это общение очень долго, и записки Серго становились все изощреннее: «Вчерашний табак был ужасный, хотя пакет пах хорошо. Наверное – твоими руками», «Когда-нибудь я задохнусь от табачного дыма, так и не дождавшись твоего ответа, и все мое курение окажется напрасным», «Готов сдать в твою лавку 2 кг. табака за ненужностью».

Соня за годы односторонней переписки Серго ни разу ему не ответила. Когда дочке Серго стало двенадцать лет, она сказала, что может покупать табак для отца без записок, но Серго отказался. Когда дочке Серго стало четырнадцать, она начала немного понимать, чего хочет ее отец. Она в принципе была не против, так как за годы хождения в табачную лавку успела подружиться с Соней и полюбить ее.

Весь старый Горис знал о том, что происходит с Серго, знал о переписке и его безответной любви. Серго знал, что просить руки 38-летней Сони не пойдет: шансов нет никаких, так как она ни разу ему даже не ответила. К тому же старая сумашедшая Марго может так нагрубить, что он никогда больше не оправится.

Гастроном
В день, когда открыли первый маленький гастроном Гориса, на городской площади собралось много народу. В этот день все были счастливы, так как было много торжественных речей, после которых выступили местные музыканты. Следующий же день в городе был уже обыденным и привычным, но только не для Серго. В этот день в его его жизни произошли серьезные изменения.

Вечером к Серго постучались. Он открыл дверь и увидел Соню и свою дочку.

- Серго... – сказала Соня!

- Да...

- Ты знаешь, в городе открыли гастроном?

- Да.

- А мою лавку завтра закроют.

- ...

- Серго, мы вот подумали с дочкой твоей... может, ты возьмешь меня в жены!?... А то уже записки писать не получится...

Только услышав это, Серго заметил, что Соня и его дочь пришли не с пустыми руками. За ними стоял сундук с Сониными вещами. А на самом сундуке стояли аптечные весы, уже никому не нужные. Молча Серго пригласил Соню зайти, втащил ее тяжелый сундук ... и они прожили долгую и, есть у меня такие подозрения, счастливую жизнь.

Tags: Горис
Subscribe

  • Религия и мораль

    - Ты знаешь какой вопрос меня сейчас волнует больше всего, Севак? - Что будет с Сирией? - Нет, ты что! Я оттуда уехал, и она меня не волнует. Волнует…

  • О перерыве в общении с Варданом

    - Ну что, Вардан, приехала сестра? - Да, неделю назад, еще 2 недели останется! - А ты почему работаешь? Ты же 18 лет ее не видел. - Ну я же не могу…

  • О выборе профессии и неизвестных шведах

    - Ты знаешь о чем я в последнее время думаю? - О чем, Вардан? - О том, что профессии меняются. Не по сути, а по содержанию. - Есть такое. Но твоя-то…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 60 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Религия и мораль

    - Ты знаешь какой вопрос меня сейчас волнует больше всего, Севак? - Что будет с Сирией? - Нет, ты что! Я оттуда уехал, и она меня не волнует. Волнует…

  • О перерыве в общении с Варданом

    - Ну что, Вардан, приехала сестра? - Да, неделю назад, еще 2 недели останется! - А ты почему работаешь? Ты же 18 лет ее не видел. - Ну я же не могу…

  • О выборе профессии и неизвестных шведах

    - Ты знаешь о чем я в последнее время думаю? - О чем, Вардан? - О том, что профессии меняются. Не по сути, а по содержанию. - Есть такое. Но твоя-то…